СМЕРТЬ ГЕНЕРАЛА

Слухи о том, что генерал-полковник Министерства внутренних дел Таптыг Гайыблы скончался в результате неудачной операции на брюшной полости, гласили, что две недели тому назад генерал был доставлен из своего загородного дома, где проводил летний отпуск, в одну из центральных клиник города с острыми болями в области живота. После тщательного обследования, в ходе которого был поставлен диагноз «острый аппендицит», он был помещен в операционный блок, прооперирован, а затем, проведя несколько дней в реанимации, был отпущен домой. Однако вскоре состояние генерала ухудшилось, и ему пришлось возвратиться в клинику, где врачи предприняли несколько попыток реанимировать его, но в итоге спасти его жизнь все же не удалось. В прокуратуре города немедля было возбуждено уголовное дело, а материалы следствия, где смерть генерала, много лет руководившего Отделом внутренней безопасности в Министерстве внутренних дел расценивалась как убийство с политической подоплекой, были отправлены в Следственный отдел по особо тяжким преступлениям прокуратуры города. 

В показаниях, данных в ходе следствия супругой покойного генерала, говорилось, что в пятницу вечером Таптыг Гайыблы, как обычно, вернулся домой после работы, поужинал, а после ужина, как всегда, спустился во двор и, развалившись в плетеном кресле в беседке, стал смотреть телевизор. Немного спустя, услышав истошные вопли, домочадцы генерала кинулись во двор и обнаружили его в центре беседки, согнувшегося от боли в три погибели.  

В эпикризе, выданном клиникой, в качестве причины смерти генерала указывалось обнаруженное во время реанимации пищевое отравление, но семья усопшего обратилась в Генеральную Прокуратуру с требованием отправить тело на судмедэкспертизу. В обращении говорилось, что в тот вечер, возвратившись домой, генерал пообедал, и только задремал, как вдруг его одолели приступы кашля, сопровождавшиеся спазмами дыхательных путей. Он побагровел, и через двадцать минут пребывания в таком состоянии, его глаза закатились и, прохрипев несколько минут, генерал скончался.

Наутро после произошедшего, члены семьи отправились было вслед за каретой судмедэкспертизы, увозящей огромный труп генерала, но узнав, что вскрытие отложено на завтра, возвратились домой и стали готовиться к похоронам, назначенным на полдень воскресенья. 

К вечеру во дворе загородного дома Таптыга Гайыблы, расположенного на крутой скале у самого моря, толпились люди, переполошенные новостью о внезапной смерти генерала МВД. 

На первом этаже дома собрались женщины, и в повисшей тяжкой тишине смотрели на пустующую головную часть ковра, где должен был стоять гроб с телом усопшего. У ворот оглушительно лаял и метался, грозясь сорваться с толстой цепи, огромный пастуший пёс. 

По мере того как на двор опускалась темнота, разговоры о загадочной смерти генерала в результате покушения, информация о котором была чуть ли не государственной тайной, стали приобретать все новые и новые смыслы...

Первой причиной загадочности были расхождения между показаниями медперсонала и хирурга, который провел операцию. В своих показаниях предварительному следствию главный хирург клиники рассказал, что несмотря на то, что операция была проведена с соблюдением всех требований и стандартов современной хирургии, достичь желаемого результата не удалось, и пациент скончался в результате обнаруженного впоследствии заражения крови. Само заражение хирург связывал с неправильным режимом питания генерала в реабилитационный период. Доктор утверждал, что, вопреки его предупреждению о категорическом запрете на употребление больным жирной пищи, способной создать серьезные осложнения его здоровью, он многократно был свидетелем того, как супруга генерала кормила его тяжелой пищей вроде кутабов с мясом, гюрзы и мяса, прожаренного на мангале.

Еще более загадочным в этом происшествии был инцидент во время операции, о котором рассказывал присутствующий при этом медперсонал. В показаниях предварительному следствию значилось, что операция, в которой принимал участие основной операционный персонал клиники, началась в 12:00, но уже через 20 минут была прервана - хирургу стало не по себе при виде того, что он обнаружил в брюшной полости пациента… 

- … Он побледнел, его руки задрожали, казалось, он потеряет сознание…

- Это был ужас в прямом смысле слова. Стоило нам сделать первый надрез, как из брюшной полости больного высунулось наружу что-то белое, напоминающее китовый язык. Только после того как мы сделали надрез больше положенного, мы поняли, что это - слой жира, полностью окутавший и заполнивший всю брюшную полость…

- Мы очень долго искали слепую кишку. Сперва мы, как водится, вскрыли брюшную полость в нижней части, чтобы иметь доступ к толстой кишке. Но слой жира в этой части был таким плотным, что мы не смогли пробиться сквозь него и добраться до кишечника. Нам пришлось сделать еще один надрез под пупком. Но и эта попытка не принесла результатов. Тогда профессор предложил сделать надрез от солнечного сплетения до паховой области.

- В его брюшной полости было около пятидесяти килограммов жира. Вернее, его живот был напичкан жиром, как колбаса мясом. Все внутренности были покрыты белым жиром, словно Арктика льдом, и разобраться, что к чему под этим слоем жира было просто невозможно. 

- Сказать по правде, ни один его орган не был на своем месте. В норме слепая кишка должна находиться рядом с толстым кишечником, но в данном случае она была прижата к стенке брюшной полости в области пупка. Одна из почек была прижата к селезёнке, а вторую мы так и не нашли. Саму же селезёнку мы нашли совсем внизу, прижатой к мочевому пузырю. 

- Мы наконец-то нашли и извлекли слепую кишку, но определить с уверенностью, что это именно слепая кишка не могли, потому что она, как и все другие органы, была покрыта белоснежным слоем жира и утратила нормальные размеры и очертания. Словом, для того, чтобы убедиться, что это действительно слепая кишка, нам нужно было разрезать и ее. Профессор не соглашался на это, но так как другого выхода не было, ему все же пришлось вскрыть и ее. Когда он понял, что это был желчный пузырь, ему стало по-настоящему дурно.  

- На самом деле, мы так толком и не поняли, желчный это был пузырь или мочевой. Это было что-то непонятное, напоминающее огромную темно-зеленую жабу. А после того как это нечто было ампутировано и брошено в автоклав, оно некоторое время медленно шевелилось, как извлеченный раньше времени эмбрион. 

-Причиной возникновения всех этих аномалий был его желудок. Это было что-то ужасное, напоминающее громадный саквояж, забитый под завязку, или селезенку кита. Именно он занимал почти всю брюшную полость, выдавливая все остальные органы на самое дно брюшной полости. Мы не тронули его, но смогли определить его размеры и рабочие функции.

- Должен вам сказать, что это была поистине историческая операция. Мы были в таком состоянии, что даже если обнаружили бы в брюшной полости башмак, то не особо удивились бы. Но самым поразительным было то, что он жил с такими внутренностями. Особенно если учесть, что этот человек занимался вопросами внутренней безопасности страны… 

***

В воскресенье в полдень этажи загородного дома генерала и двор с широкими аллеями, высаженными в ряд соснами и кустами роз, были полны людей – родственниками, официальными лицами и вооруженными группами охраны, но гроба с телом генерала не было. Только ближе к вечеру, когда небо заволокло темными тучами, из недр которых доносился грохот далекого грома, из Судмедэкспертизы сообщили, что очередное обследование тела покойного генерала откладывается на завтра. Только после этого толпа во дворе дома начала постепенно редеть. Сообщалось, что обследование было отложено на завтра, потому что в экспертизе будет участвовать экстренный консилиум из лучших патологоанатомов и хирургов страны. 

***

В понедельник вечером, когда амбуланс с трупом генерала появился в дальнем конце узкой дороги, ведущей к дому покойного, небо уже сотрясали мощные раскаты молнии. Дождь, сперва накрапывающий редкими каплями, усилился, и теперь мутные потоки воды смывали почву сада во двор, а огромный пастуший пес оглушительно лаял, гремя цепью. 

Труп генерала, распухший и увеличившийся в несколько раз после очередного вскрытия и исследования, не помещался на носилки, и потому из машины его выносили на простыне шесть человек. Так как срок хранения трупа истёк, и он потяжелел и изменился в цвете и очертаниях, семья покойного не дожидаясь церемонии похорон назначенной на завтра, решила похоронить тело этой же ночью у беседки увитой виноградом, позади дома. На тайных похоронах, проведенных без ведома местных муниципальных органов, запрещающих использовать жилые территории для захоронений, присутствовали только члены семьи генерала и несколько самых близких родственников. 

Сплетни о загадочной смерти генерала гласили, что в ту ночь, когда тело покойного опускали в неглубокую, наспех вырытую яму, из его нутра раздался хрип, напоминающий скрежет старой двери, и перепуганные родственники выронили труп в полную дождевой воды яму… 

***

Наутро после похорон по просьбе сестер усопшего, проживающих в далеком горном селе, было объявлено, что Таптыг Гайыблы похоронен в родном селе, на Аллее Шехидов, погибших за Родину. В конце той недели его верный пес Евро, жалобный вой которого раздавался в саду уже который день, был найден мертвым позади дома, возле беседки увитой виноградом, у подножия невысокого холмика, украшенного булыжниками и розовыми кустами. 

Что касается заключения Судмедэкспертизы, то оно не было представлено членам его семьи и было направлено прямиком в архив Министерства Государственной Безопасности, где было вшито в одну из папок с совершенно секретными документами.  

 

2012